// // Председатель комитета капстроительства области получил 10 лет колонии

Председатель комитета капстроительства области получил 10 лет колонии

918

Дело Суркова. От стены до тюрьмы

В разделе

«Подходят к концу работы по возведению ограждения на участке второй очереди берегоукрепления» - таким было последнее сообщение в «twitter’е», которое разместил экс-председатель комитета капитального строительства Саратовской области Александр Сурков.

«Похвастался» он о завершении второй очереди 28 августа 2013 года. Уже 6 сентября 2013 года, в преддверии Дня города Саратова состоялось официальное открытие нового участка набережной от ул. Бабушкин взвоз до ул. Провиантская. Но на этом торжественном мероприятии среди почетных гостей экс-главы капстроя уже не было: между двумя событиями неожиданно встала стена.

Хороший - плохой

Александр Сурков – в строительной отрасли не новичок. С середины 90-ых годов он работал коммерческим директором ЗАО «Саратовский домостроительный комбинат», затем стал замдиректора по коммерческим и финансовым вопросам в ООО «Профспецстрой», директором ООО «Крупнопанельное домостроение». В 2010 году ему было присвоено звание «Почетный строитель России». Не удивительно, что человек с таким резюме 2 мая 2012 года был назначен на должность председателя комитета капитального строительства областного правительства.

На этой должности в наследство ему досталась проблема строительства берегоукрепительных сооружений Волгоградского водохранилища, которой занималась небезызвестная в Саратове балаковская компания ЗАО «Саратовгесстрой». Известность свою она приобрела в связи со скандальным исполнением госзаказа в бытность губернатором области Павла Ипатова, деяния которого еще долго будут аукаться всем жителям региона. Саратовские СМИ неоднократно писали, что «львиная» доля областных и федеральных бюджетных средств, выделяемых на строительство и капремонт социальных объектов «осваивается» этой строительной компанией по завышенным сметам, а приводимые цифры были просто шокирующими: осваивая миллиарды бюджетных рублей, сметы завышались на сотни миллионов! Казенные средства лились подрядчику рекой.

Несколько лет назад, следователи возбуждали дело о нецелевом расходовании 116 млн. рублей, но дело вскоре «заглохло». А ведь именно эти деньги должны были пойти на реконструкцию тех самых берегоукрепительных сооружений Волгоградского водохранилища в Саратове. Посте отставки Ипатова дела у «Саратовгесстроя» пошли хуже, но, тем не менее, еще оставались действующие контракты с областным капстроем. Неудивительно, что с принятием такого наследия карьерный взлет Александра Суркова окончился крутым пике.

«Откатили» от Набережной

2 сентября 2013 года СМИ запестрили сообщением: глава комитета капстроительства области Александр Сурков задержан при получении якобы «отката» предположительно в размере 7 млн. руб. Заявителем о преступлении выступил гендиректор ЗАО «Саратовгесстрой» Александр Панагушин. По версии следствия, областной чиновник намеревался получить деньги за положительное решение вопроса о подряде на новую очередь строительства набережной.

Позже, выступая перед судом, Александр Панагушин рассказал, что к нему обратился один из акционеров фирмы Александр Шалабанов, который передал слова председателя капстроя Александра Суркова, мол, не плохо бы министру получить «откат» в размере 10 млн. рублей за перечисленные за работу по укреплению волгоградского водохранилища деньги. Руководители, якобы, не поняли, за что они должны платить, ведь участок набережной вот-вот должен был открыться. Поэтому, согласовав свои действия с другими акционерами «Саратовгесстроя», два Александра решили «проучить» коррупционера. На следующую встречу с Сурковым Шалабанов отправился, предварительно захватив с собой диктофон. Записав разговор с Сурковым, руководители «Саратовгесстроя» отправились в полицию. Впрочем, на суде данную запись якобы с требованием взятки они предоставить не смогли, так как диктофон, по их заверениям, потеряли.

По теме

Тем не менее, сотрудники правоохранительных органов немедля выдали заявителям меченые деньги на дачу взятки, и на следующий день те отправились с ними к Суркову. Но зачем вообще понадобилась такая банальная схема как передача денег из рук в руки прямо в рабочем кабинете? Как считает сторона защиты, учредители «Саратовгесстроя» спровоцировали дачу взятки.

Стена Суркова

По мнению адвоката экс-чиновника, уголовное дело стало «местью» со стороны фирмы за то, что министр отказался продлевать контракт. «Мне за полгода до его окончания прислали письмо с предложением продлить его. Я удивился, до этого контракт продлил Арбитражный суд и предложил им вновь обратиться туда. Но они меня хотели заставить подписать письмо. Я отказался. Думаю, провокацией они хотели показать правительству области, что так будет с каждым, кто не будет с ними сотрудничать" – выдвинул свою версию Сурков.

С деньгами тоже не все так однозначно. Злополучные 10 млн. рублей, по словам бывшего министра, должны были пойти на оплату реконструкции подпорных стен «СарГРЕС» и комбикормового завода. Дело в том, что когда закончилось восстановление берегоукрепления, обнаружили неприглядную стенку, которая портила весь вид новой саратовской набережной, да и не подходила к общему «ансамблю».

«Хотя работы по реконструкции стены в проекте и смете не было, нужно было решать.

Мы дали задания генеральному проектировщику, как выйти из этой ситуации. Они предложили сделать ограждение из антивандальной панели – «фальшстенки», - сообщил Сурков на суде. Но ко времени открытия набережной на День города «сделать красиво» рабочие просто не успевали, потому было принято решение просто очистить стену и закрасить, а идею с «фальшстенкой» отложили в долгий ящик.

«Вскоре я предложил руководству «Саратовгесстрой» вернутся к идее. Для этого, я предложил оплатить за материалы ЗАО «Алюминстрою», которые требовали за работу 10 млн. рублей, - давал показания на суде Александр Сурков, - Руководство согласилось передать данные денежные средства, тем более, что ранее для такого непредвиденного случая в бюджет, выделенный на берегоукрепительные работы, были заложены 10% на «непредвиденные работы».

Поэтому, по словам Суркова он и просил у Панагушина и Шалабанова ту самую сумму, которая позже и станет фигурировать в деле как взятка. При этом, как вспоминает бывший министр, именно Панагушин предложил передать деньги наличными.

Сообщил на процессе Сурков и о том, как его задерживали. "В тот же день я увидел Панагушина в приемной. Я пригласил его к себе. Мы завели разговор «ни о чем». Потом, он передал мне пакет с 7 млн. рублей и еще один пакет, в котором был то ли виски, то ли коньяк. Он пояснил, что это проценты за то, что деньги не сразу удалось передать. А потом задал провокационный вопрос: вот теперь, когда я здесь, можно рассчитывать на ваше поощрение и покровительство? На что я ответил: о каком покровительстве речь? Он исправился: на помощь. После этого в помещение вошли сотрудники полиции и начали следственные действия».

По мнению стороны защиты, ничем иным, как провокацией взятку Суркова назвать нельзя. Адвокат Татьяна Шилова считает, что суду были представлены фальсифицированные записи оперативно-розыскных мероприятий. Более того, они были проведены до подачи заявления со стороны потерпевших. Это, якобы говорит о том, что «охота» на Суркова началась ранее. Суд также отказался приобщать к материалам дела результаты экспертизы доктора юридических наук, доктора филологических наук Елены Галяшиной по записи переговоров Суркова и Панагушина.

Подозрительно, с точки зрения адвокатов, выглядит и то, что работа следствия приняла редкую оперативность после заявлений руководства «Саратовгесстрой» о якобы совершенном преступлении. Всего за день сотрудники правоохранительных органов нашли и выдали такую большую сумму и устроили для Суркова «ловушку», попутно сделав опрос свидетелей.

Защита настаивала, что никаких обещаний о помощи ООО "Саратовгесстрой", как и угроз со стороны Александра Суркова в случае передачи или непередачи денежных средств, не поступало. Это подтвердили и сами потерпевшие на одном из судебных заседаний. Поэтому признать те самые 10 млн. рублей взяткой – проблематично.

По теме

Сам Александр Сурков увидел вину только в том, что проявил инициативу и «злоупотребил должностными полномочиями». Но, дескать, не для себя же старался, для людей.

Последнее слово за Комиссаровой

Судебный процесс над Александром Сурковым легким не назовешь. Впрочем, иного, когда судят бывшего чиновника столь высокого ранга, и не ожидалось.

Председательствующая Кировского районного суда Валентина Комиссарова сразу стала объектом нападок со стороны некоторых СМИ. Она обвинялась чуть ли не в применении «пыток» и «насилия» по отношению к подсудимому. За почти полтора года было подано десяток ходатайств об ее отводе в рассмотрении данного дела. Впрочем, все эти разы саму себя от процесса Валентина Комиссарова отстранять не соглашалась.

Сразу же после задержания Александр Сурков получил серьезную травму ноги в СИЗО. «Благодаря» этой травме, он получил как меру пресечения домашний арест. Дома же, через полгода, Сурков неожиданно получает повторную травму ноги, причем это случилось накануне последней стадии судебного следствия. Данное совпадение вызвало подозрения у судьи – не хочет ли Сурков затянуть процесс? Этим и объясняются последующие действия судьи, которая назначила судебный процесс на следующие три дня после получения Сурковым травмы. И все три дня в суд вызывали "скорую" для Суркова. Закончилось все это госпитализацией. Но и это не остановило Комиссарову. Суд приехал к нему в больницу и экс-министр давал показания лежа на больничной койке. В итоге Суркову пришлось еще делать операцию и после суда.

Его второй адвокат Игорь Бушманов назвал данные действия председательствующей инквизиционным судилищем. Тогда на защиту Суркова встали не только СМИ, но и уполномоченный по правам человека в Саратовской области Татьяна Журик, а также депутат облдумы Леонид Писной. Видимо, это смягчило позицию судьи, и Валентина Комиссарова предложила подсудимому находиться во время процесса на кровати. Все-таки давать лежа показания куда легче, чем стоя или сидя. Сурков от этого предложения усиленно отказался.

Адвокаты на протяжении двух месяцев «заваливали» судью ходатайствами, касавшимися здоровья подсудимого, отводов судьи и прокурора, а так же «технических особенностей кровати». Терпение судьи «лопнуло», когда сторона защиты предложила вызвать на допрос бывших руководителей Суркова.

Надо отметить, что сам процесс в целом был ярок на личности. Свидетельские показания давали бывший зампред регионального правительства Сергей Канчер, и.о. председатель капстроя Николай Якубович, сити-менеджер Саратова Александр Буренин, а так же находящийся в федеральном розыске по уголовному делу бывший глава администрации Алексей Прокопенко. Одни утверждали, что проект с переделкой подпорной стены был отклонен окончательно после покраски, другие утверждали, что данный вопрос оставался актуальным. Но все они сошлись в одном: оставлять стену в таком виде было нельзя. Рано или поздно она бы рухнула. Правда, построенная «Саратовгесстроем» новая набережная ее опередила и практически сразу начала разрушаться. Вызвав немало нареканий в адрес фирмы.

Несмотря на все попытки стороны защиты бывшего министра, судья Валентина Комиссарова была непреклонна. Суд, учитывая смягчающие обстоятельства, назначил Александру Суркову наказание в виде лишения свободы сроком на 10 лет в исправительной колонии строгого режима и штраф в размере 500 млн. рублей. А тем временем, печально известная с ипатовских времен фирма «Саратовгесстрой» вновь вышла сухой из воды: контракт на продолжение сотрудничества подписал более лояльный к ней зампред капстроя Сергей Канчер, который через три дня ушел с этой должности «по собственному желанию».

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 13.03.2015 13:54
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх