// // Энергетический символ Саратовской области превращается в ее срам

Энергетический символ Саратовской области превращается в ее срам

991

ГЭС c червоточиной

В разделе

Саратовская ГЭС всегда была предметом гордости не только Балакова, возле которого расположена, и региона, имя которого она носит, но и страны. Иначе и быть не могло. С самого начала ГЭС гремела на весь Советский Союз, став всесоюзной ударной стройкой.

Именно это колоссальное строительство дало тогда еще неприметному Балакову совсем иной статус, статус важного промышленного центра региона. Прошло более полувека, и теперь станция является важной частью российской энергосистемы, входя в Волжско-Камский каскад ГЭС (конкретно – седьмая ступень каскада ГЭС на Волге – авт.). Сегодня это собственность федеральной компании ПАО «РусГидро», одной из крупнейших российских генерирующих компаний по установленной мощности станций.

Однако юбилейный для себя год (27 декабря 1967 года были пущены первые два гидроагрегата Саратовской ГЭС) станция встречает, в буквальном смысле, с дырами и пробоинами.

Дорога, которая находится в теле плотины, в течение последних лет разрушается, что могут заметить невооруженным глазом все, кто въезжает в Балаково через эти водяные «врата». Автобан в плачевном состоянии, несмотря на свое стратегическое значение. Как можно было довести до разрухи пусть и внешнюю, но все же важную часть ГЭС? Ведь это в прямом смысле еще и «дорога жизни», соединяющая лево- и правобережье.

Всему есть предел: нынешней весной состояние автомобильной дороги на плотине Саратовской ГЭС подверглось резкой критике жителей Балакова. Люди просто устали от безобразия, творящегося здесь.

Балаковцы возмущены тем, что передвижение по данному направлению доставляет очень большие неудобства. Все дорожное полотно трассы через ГЭС разбито, как после бомбежки.

Ямы на ГЭС угрожают целостности автомобилей и безопасности участников дорожного движения. К слову, если на этом участке дороги протяженностью более километра, чья-то машина сломается, проблем не оберешься. В силу того, что ГЭС, как любое крупное энергетическое предприятие, – потенциально опасный объект, то оно имеет свой жесточайший регламент. В частности, во время следования через гидростанцию – а это почти 1200 м – запрещена любая остановка машин. На всем протяжении трассы установлены видеокамеры, которые регулярно просматриваются здешней службой безопасности. Несанкционированная остановка – и к вам сразу спешит вооруженный отряд секъюрити.

Не сказать, что руководство станции не замечает этой проблемы. С марта 2017 года на ГЭС приступили к ремонту этой трассы.

Однако начавшиеся ремонтные работы совсем не воодушевили местных жителей. Пользователи соцсетей были просто возмущены увиденным. Вот, что они сообщали в эти дни: «Асфальт укладывается прямо в воду!», «Скажите спасибо что вообще ремонтируют )», «Пока вы тут комментарии пишите люди делом занимаются деньги отмывают .... P.S обычные работяги не виноваты, им пришёл приказ сверху» (орфография авторов сохранена – авт.).

Издание «Версия»-Саратов связалось с пресс-секретарем Саратовской ГЭС Ириной Егоровой, которая сразу призналась, что эта дорога стыда «их детище». Но, признание сотрудников станции в том, что их объект превращается в развалину, не было чистосердечным... Судя по официальному ответу, молниеносно разосланному подсуетившимся пресс-секретарем Егоровой в СМИ, совсем не означает их вину.

По теме

Ответственность за случившееся на Саратовской ГЭС свалили на всех, начиная с небесной канцелярии, с которой спросить невозможно. Досталось на орехи даже конструкторам, которые разрабатывали проект станции, ставшей одной из лучших в стране!

Крайними на ГЭС считают все, что угодно: снег, который почему-то резко тает и превращается в воду, железную дорогу над этим убитым автополотном, и само собой – подрядчика.

Итак, вот точка зрения ГЭС на «свое детище», оставленное без должного догляда: «С 20 февраля резко ухудшилось состояние автодороги через плотину, принадлежащей Саратовской ГЭС. Это в первую очередь связано с неблагоприятными погодными условиями и резкими перепадами температуры, когда ночью наблюдаются заморозки, а в дневное время – оттепель. Ситуацию усугубляет конструктивная особенность плотины: над автодорожным полотном расположена железная дорога, где также происходит интенсивное таяние снега, и вода беспрерывно льется сверху на дорожное покрытие. Эти обстоятельства, несмотря на исправно работающую ливневую канализацию, не позволяют, по словам подрядчика, проводить качественный ремонт дороги». Оказывается, все виноваты, только не сам хозяин – Саратовская ГЭС! Удобная позиция, если не хочешь брать на себя ответственность. Но, может быть, руководитель Саратовской гидростанции Людмила Одинцова считает по-другому, иначе, нежели ее пресс-служба? Тогда чью позицию отражает ее непосредственная подчиненная Ирина Егорова?

Остановимся отдельно на подрядчике, который согласно договору должен осуществляет круглосуточное и круглогодичное содержание автодороги. Это МУП «БалАвтоДор». Муниципальное предприятие отвечает за данный участок дороги третий год подряд. Действительно, в марте сотрудники «БалАвтоДор» приступили к ямочному ремонту, который подвергся критике. Ремонт делали не «на сухую», а по весенней распутице.

«Это вынужденная и временная мера. Полноценный ремонт автодороги через плотину ГЭС с полной заменой полотна запланирован в мае», – попыталась снова оправдаться пресс-служба станции, признав тем самым, что укладка асфальтобетонной смеси сейчас малоэффективна.

Ответ лукавый, что без труда выяснилось из разговора с самим «БалАвтоДором». «Сейчас мы производим аварийный ремонт. Работа ведется в экстремальных условиях, – рассказал изданию «Версия»-Саратов назначенный «стрелочником» директор МУПа Александр Котельников. – А какой еще может быть в таких погодных условиях?! Согласно договору мы обязаны сделать эту дорогу проезжаемой в любое время. Мы сознательно идем на это, потому что дорога имеет важное значение. Другой ремонт в таких условиях просто не предусмотрен. Мы делаем согласно ГОСТам. А вот когда капитальный ремонт будет производиться – это вопрос к собственнику».

Дьявол кроется в мелочах. Да, с одной стороны, дорога – это не турбина, не ротор. Это дорога плотины целой гидростанции. Но мелочь ли – дорога крупнейшего энергетического объекта страны?! Отношение к своей собственности, какой бы незначительной на первый взгляд она ни казалась, и есть показатель ответственности ее обладателя.

Катастрофа на Саяно-Шушенской ГЭС, случившаяся 17 августа 2009 года и унесшая жизни 75 человек, как выяснилось в ходе расследования причин, тоже сложилась из таких вот «мелочей».

«Авария на СШГЭС с многочисленными человеческими жертвами стала следствием целого ряда причин технического, организационного и нормативного правового характера. Большинство этих причин носит системный многофакторный характер, включая недопустимо низкую ответственность эксплуатационного персонала, недопустимо низкую ответственность и профессионализм руководства станции, а также злоупотребление служебным положением руководством станции», – сформулировано в «Итоговом докладе парламентской комиссии по расследованию обстоятельств, связанных с возникновением чрезвычайной ситуации техногенного характера на Саяно-Шушенской ГЭС 17 августа 2009 года».

Рекомендуем СарГЭС перенять положительный опыт своих коллег с Балаковской АЭС. Несколько лет назад БалАЭ общественники и жители города также упрекали в нерадивом отношении к территории вокруг пруда-охладителя, являющегося по сути 4-м контуром станции. Атомщики учли критику и привели дорогу вокруг этого объекта, взятого также под усиленную охрану, в порядок. Но ведь ГЭС, несмотря на кажущуюся экологичность (не атом же), несет не меньшую потенциальную опасность.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 22.03.2017 08:00
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх