// // В одном из поселков Саратова нет воды и канализации

В одном из поселков Саратова нет воды и канализации

1078

Углевский треугольник

В разделе

Поселок Углевка Заводского района – Бермудский треугольник Саратова. На картах микрорайон, в котором проживают почти 2000 человек, вроде бы есть. А дорог, водоснабжения, канализации нет.

Лопата и сапоги – против бездорожья

Местные старожилы рассказывают, что сначала Углёвка была пригородной деревушкой и состояла из семи дворов. По преданиям, своим названием деревня обязана основному занятию местного населения — полтора века назад здешние крестьяне занимались изготовлением древесного угля, сжигая поваленные стволы деревьев. В советские годы здесь был создан совхоз, и населенный пункт долгое время относился к сельской местности. Даже с образованием в 1936 году Сталинского (Заводского) района Углевка в черту областного центра не вошла.

В 60-е годы поселок стал частью Саратова уже официально. Однако это вовсе не означало, что населенный пункт, в котором к сегодняшнему моменту проживает около двух тысяч человек, пришла цивилизация. От конечной остановки 9-го трамвая сюда добираться 10 минут пешком. Но переход от городских автомагистралей к улицам заброшенного микрорайона заметен сразу.

В глаза бросаются ржавые остовы колонок. Десять лет назад в Саратовводоканале решили, что это прошлый век, и колонки разобрали. А вместо них предложили индивидуальное водоснабжение и водоотведение. Правда, стоимость подключения каждого дома к коммуникациям немалая — несколько десятков тысяч рублей, которых у большинства углевцев нет. В итоге воду местные предпочли брать из близлежащих родников либо из колодцев, которые прорыли на своих огородах.

Зато весной здесь случаются самые настоящие наводнения. Ливневок и канализации здесь тоже нет. Поэтому после того как начинают таять сугробы, грунтовки превращаются в бурлящие потоки воды. Эти реки превращают проезжую часть в непролазную грязь, кроме того, подтапливают фундаменты старых деревянных домишек.

Но самая больная тема для углевцев – дороги. Они ни разу не асфальтировались. Передвигаться пешком в слякоть здесь практически невозможно. Так же как и выйти со двора с детской коляской. Возле ворот у большинства жителей припаркованы «Уазики» или «Нивы». Другим авто это городское бездорожье не покорится.

Прогуливаясь по местным тупикам и проулкам, замечаешь следы ремонта местных «автотрасс». Жители стараются заделывать ямы и хоть как-то выровнять дорогу дедовскими способами. В колдобины сваливают битый кирпич, кто-то их прикрывает шифером или кусками старого толя. Если не предпринимать вообще никаких мер, то авто увязнет в жидкой грязи во время распутицы.

- 30 лет назад микрорайон стал частью города, но благоустройства и дорог это не коснулось, - считает Ольга Карулина, местная жительница. – Саратовцы жалуются, что в снегопады дороги чистятся с опозданием. В нашем поселке мы спецтехнику вообще десятилетиями не видели. Сюда она не заедет. Кроме того, дорожники заявляют, что наших улиц и проездов просто нет в официальных бумагах и планах по благоустройству. На каждый проулок, видите ли, нужно оформить паспорт. Для нас праздником считается, когда после ливня или снегопада сможешь выбраться на машине в город. У всех в багажнике – «дежурная» лопата и сапоги.

По теме

По местным меркам Соликамская - самая «шикарная» улица. На прошлой неделе здесь прошел грейдер, расширивший дорогу и хоть немного «пригладивший» выбоины. Однако здесь по-прежнему не смогут разъехаться даже две легковушки, не говоря уже о грузовом транспорте, или например, спецтехнике. Такое понятие как тротуары в микрорайоне тоже отсутствуют. Когда к вам приближается машина, приходится повиснуть в прямом смысле этого слова на заборе ближайшего дома.

Вариант расширения центральной дороги есть, но загвоздка в том, что в самом узком месте расположен бесхозный дом, выходящий за «красную линию» Соликамской. Старые развалины по-хорошему нужно снести, но у постройки есть хозяин. Жители неоднократно просили администрацию Заводского района выяснить, кто собственник развалюхи. Но чиновники в ответных письмах заявили, что только на запросы в различные инстанции уйдет три месяца.

А между тем увеличение проезжей части – вопрос жизни и смерти для людей. Дело в том, что транспорт экстренных служб не проедет по узким проулкам. По словам Елены Станкевич, живущей в Углевке не один год, нужно было вызвать «скорую» ее ребенку. Так до машины его пришлось нести на руках.

В январе этого года углевцы писали куда только можно, чтобы улиц очистили от снега. Из снежного плена можно было выбраться только благодаря поддержке соседа и лопате. Помочь вызвались саратовские предприниматели. Зато позже чиновники администрации Заводского района прислали письмо активистам поселка, что в феврале, то есть спустя месяц после обращения жителей, улицы очищены от сугробов. Углевцы опасаются, что подобная ситуация повторится и грядущей зимой.

Дороги остаются непроезжими иногда и по вине самих обитателей микрорайона. Кроме бедноты в поселке есть и состоятельное население, проживающее в коттеджах за высоким забором. Владельцы десятка домов по Большому Динамовскому проезду сбросились на ремонт участка разбитой дороги. А потом блокировали проезжую часть, поставив шлагбаум. Объяснение простое: «Мы потратили свои кровные на приведение дороги в порядок». Со слов остальных жителей, с них требовали 50 тысяч рублей за проезд. В течение шести лет люди обивали пороги, писали коллективные жалобы в различные инстанции. Представители администрации Заводского района все-таки заставили нарушителей закона снять замки со шлагбаума. Тем не менее, проехать здесь по-прежнему невозможно. На дорогу высыпали несколько куч строительного мусора. Похоже, углевцам снова придется пройти семь кругов «бумажного» ада, чтобы привлечь внимание чиновников к своим проблемам.

Погорельцы живут в сарае

Журналисты – частые гости поселка, а вот чиновники стараются это место обходить стороной. В Углевке годами не решались вопросы благоустройства, проблемы копились, словно снежный ком. На все просьбы из различных надзорных и властных структур приходили отписки, которые заканчивались стандартным набор фраз: «Нет средств» и «Нет возможности».

Устав бороться с бездорожьем в одиночку, люди стали писать обращения в адрес властей, выкладывать видео- и фотоматериалы о жизни поселка. Сначала в Углевку потянулись журналисты. И тогда саратовцы с изумлением узнали, что у них под боком люди живут, как в глухой деревне.

Представительная делегация из госслужащих впервые за многие годы приехала посмотреть, в каких условиях живет местное население, только в марте этого года. И только после скандала. Жителей Углевки заверили, что в «медвежьем углу» появится детская площадка, а местные грунтовки поставят на баланс муниципалитета и начнут их регулярно чистить.

Но обещания претворяются в жизнь не так быстро, как хотелось бы углевцам. Так что участковые терапевты и педиатры - по-прежнему редкие гости в заброшенном поселке.

Транспорту экстренных служб все также приходится делать большой крюк, чтобы попасть в Углевку. Причем ехать надо по «глиняной» дороге, которая размывается в дождь и становится непроезжей даже для большегрузов.

- Трехтонные «пожарки» не поместятся в наших узких проулках, - поясняет Ольга Карулина. – Они вынуждены заезжать к нам через Станкостроительную улицу, и теряют в пути по 30-40 минут.

Чем может обернуться такое опоздание, хорошо иллюстрирует история пожара 5-летней давности. Пламя вспыхнуло в доме на улице Соликамская, 129а. Когда огнеборцы приехали на место происшествия, постройка была вся в огне. Пришлось двум братьям-погорельцам поселиться в сарае.

В поселке нет ни одного пожарного гидранта, о чем прекрасно знают в Госпожарнадзоре. Ближайший расположен в нескольких километрах. Неудивительно, что в Углевке панически боятся огня. Северный край микрорайона находится фактически на опушке леса.

- Много проблем доставляют отдыхающие, приезжающие на выходные на природу, - говорит Елена Козлова, живущая в самом крайнем доме Углевки, - В основном это шумные компании, которые разжигают костры, ломают деревья, которые потом идут на дрова. В апреле мы горели дважды. Пламя охватило сухой валежник, деревья. В общей сложности выгорело 3 гектара леса. К счастью, ветер дул в противоположную сторону от жилого массива. Мы и соседи бросились с лопатами в лес, пожарные прибыли только через 40 минут после вызова.

В Углевке много брошенных домов. Часть обитателей «медвежьего угла» бегут из забытого богом края в более цивилизованные районы областного центра. Развалюхи постепенно превращаются в помойки.

Вместе с тем лачужки на кривых улочках расположены в живописном месте. Здесь нет городской суеты, шума, вокруг лес. Углевцы горько шутят, что у поселка есть только одно преимущество – свежий воздух.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 05.06.2015 16:25
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх