// // СРОО "Центр Духовной Культуры" поделило здание 19 века с госучреждениями

СРОО "Центр Духовной Культуры" поделило здание 19 века с госучреждениями

936

Страсти по Журдому

В разделе

В июне, в сезон небывалой жары и гроз, разгорелись в Саратове страсти вокруг одного дома на улице Кутякова. Построенное в конце XIX века здание, являющееся памятником истории и архитектуры регионального значения, восемь лет назад было признано аварийным и передано некоммерческой организации в безвозмездное пользование на 49 лет. Передано на условиях сохранения здания в целом как архитектурно-исторического памятника.

Недавно выяснилось, что освоить все выделенное помещение СРОО "Центр Духовной Культуры" не сумел, и тогда встал вопрос о том, кто еще может занять неиспользуемые площади и отремонтировать их. Далее события развивались в духе булгаковского романа. Ну, вы помните, как распорядителя жилплощади Н.И. Босого одолевали желающие занять квартиру Берлиоза? «В течение двух часов Никанор Иванович принял таких заявлений тридцать две штуки. В них заключались мольбы, угрозы, кляузы, доносы, обещания произвести ремонт на свой счет, указания на несносную тесноту и невозможность жить в одной квартире с бандитами, два обещания покончить жизнь самоубийством и одно признание в тайной беременности».

Сразу скажем, что закончилось все хорошо. В безвозмездном пользовании Центра Духовной культуры осталось более 400 кв. м, которые используются под выставочные и лекционный залы, офисные и подсобные помещения. Примерно такая же площадь передается под нужды государственных учреждений, которые сейчас вынуждены арендовать помещения у коммерческих организаций.

В пылу дискуссий о том, кто претендует на неиспользуемые помещения, снова всплыл вопрос о Доме журналиста в Саратове, куда могло бы переехать региональное отделение Союза журналистов, где можно организовать музей саратовской журналистики и площадку для профессионального общения всех журналистов области.

Идея представляется не просто старой, но и устаревшей. Во-первых, Журдом в Саратове уже был: Волжская, 28, издательство «Коммунист», если кто помнит. Тогда здание было в госсобственности, и вопрос арендной платы никто не поднимал. В фойе на третьем этаже устраивались творческие встречи, кинопоказы, чествование ветеранов журналистики. Потом это здание государство сочло ненужным и разрешило приватизировать.

Во-вторых, песня о крайней необходимости Журдома продолжается давно. Например, в 2007 году на заседании постоянной комиссии по бюджетно-финансовым вопросам, экономике, использованию муниципальной собственности, местным налогам и сборам Саратовской городской думы депутаты единогласно приняли проект решения об исключении из прогнозного плана приватизации на 2007 год муниципального помещения площадью 39 кв. м, расположенного по адресу: ул. Радищева, 35, с целью передачи его в составе 274,4 кв. м муниципальных площадей под размещение создаваемого Дома журналистов.

Чем дело кончилось – никто не помнит, но по указанному адресу никакого Дома журналистов нет до сих пор. Значит, не так уж и нужен?

В-третьих, не кажется ли вам, что сама тема Журдома – атавизм? И вот почему.

В Москве есть Центральный дом журналиста — одна из старейших и самых посещаемых культурных и информационных площадок Москвы, где ежедневно(!!!) проводятся пресс-конференции, устраиваются круглые столы, диспуты, творческие встречи, семинары, художественные выставки. Но то – Москва. Найдется ли по всей Саратовской области информационных поводов для подобных мероприятий хотя бы по одному в неделю?

Музейная тема тоже не нова. Музей журналистики и новостей существует, например, в США, здание состоит из 7-и этажей, на которых расположены 14 галерей, 15 кинозалов и две вещательные студии. Общая площадь экспозиций — 75 тысяч квадратных метров.

По теме

В музее представлена хронология развития важнейших средств массовой информации: радио, телевидения, фотографии, Интернета. Стоит там и обелиск, на котором высечено более 1800 имен журналистов, погибших при исполнении профессионального долга.

В Саратовской области другие масштабы. Безусловно, саратовская журналистика заслуживает изучения, а память ярких ее представителей – увековечивания. Но на дворе 2015 год, такой музей никто не мешает развернуть на интернет-площадке, с минимальными затратами. Последнее, видимо, и отпугивает некоторых любителей «жирных» правительственных грантов?

Чем дальше углубляемся в тему, тем ближе неприятная сторона деятельности современной коммерционализированной журналистики.

В том же музее – что показывать? Только парадную сторону? А как учить юных журналистов на отлакированной истории? Придется, наверное, включать в экспозицию и что-то другое. Например, гарпун или череп белозубого хорька.

А там недалеко и до переосмысления роли самого Союза журналистов и его регионального отделения.

В советские годы СЖ выполнял профсоюзную (распределительную) и идеологическо-надзорную функцию. До самого конца СССР в доме на Волжской выстраивались очереди за журналистскими «спецпайками».

О журналистской дружбе и взаимовыручке можно было искренне говорить, когда все журналисты работали на одного хозяина – государство. Как только журналисты стали служить разным господам, ушел в прошлое моральный кодекс. Призыв одного саратовского журналиста, а позже – чиновника от печати «Мы воюем с 9.00 до 18.00» был проигнорирован, и журналисты все чаще в своих пассажах стали переходить на личности не только «заказанных политиков», но и как бы коллег. Ныне это стало привычкой. Более того, когда журналист переходит от одного работодателя к другому, он должен изменить и свою систему ценностей, по-доброму писать о тех, кого еще вчера клеймил.

Свою идеологическую функцию СЖ России утратил. Распределительную тоже, по крайней мере, уж четверть века не слышно о том, как Союз оплачивает своим членам профсоюзные путевки, помогает материально. На сайте реготделения регулярно публикуются объявления о конкурсах и грантах, а вот доводится ли информация до каждого члена – большой вопрос. Интересно, приходила ли кому-нибудь в голову идея устроить перекличку членов Союза, чтоб узнать, как живут и как они выживают? Роль собеса у СЖ никто не отбирал.

Роль Союза журналистов как защитника прав работников прессы по-прежнему актуальна. Но кто о ней знает? Кто вообще что-нибудь слышал о деятельности реготделения как независимого профсоюза с командой профессиональных юристов?

Все написанное – не праздные вопросы и не пустое закидывание реготделения камнями, а призыв к переосмыслению его роли в жизни журналистского сообщества. Если уж реготделение столько лет беременно идеей Дома журналистов, то пора бы помочь ему благополучно разрешиться. Но чтобы Журдом не стал просто благоустроенным офисом реготделения или, что еще хуже, общественным советом при Минпечати, было бы справедливо Саратовскому отделению Союза журналистов России привлечь к работе над созданием Дома журналистов всех членов этой общественной организации. Если никто не откликнется, то в вопросе можно смело ставить точку и не раскручивать на разных уровнях власти песню про бездомных котят-журналистов, которым нужен ночлег за казенный счет. Если журналисты откликнутся, то нужно быть готовым к тому, что Домжур будет жить собственной жизнью - как того захочет журналистское сообщество, а не отдельные функционеры от печати. Но определяться уже пора.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 13.07.2015 18:30
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх