// // Рассказа корреспондента "Версии"

Рассказа корреспондента "Версии"

759

Донецк: город, который есть

В разделе

Когда мне предложили сопровождать гуманитарный груз с 86 тысячами порций мороженого детям Новороссии, я согласился сразу. Почему? Наверное, меня охватил азарт: побывать в городах, которые уже как год не сходят с новостных лент и увидеть все своими глазами. Прошло более двух месяцев, как в Белоруссии главы четырех государств договорились о комплексе мер по выполнению Минских соглашений, а нам часто сообщают, что та или иная сторона нарушает перемирие и обменивается артиллерийскими ударами.

Ехали мы в Новороссию не воевать, а, наоборот, чтобы доставить минуты радости для детей прифронтовых городов. ДНР и ЛНР давно уже находятся в экономической блокаде, которую устроили им нынешние украинские власти. И это несмотря на то, что они до сих пор считают их своей территорией. Как известно, больше всего от всего конфликта страдают самые незащищенные слои населения – старики, женщины, дети. Хотелось узнать, как живут в таких условиях мирные жители Донецка и Луганска. Как обстоят дела в городе с продовольствием и одеждой, работают ли предприятия и социальные учреждения, благоустраивается ли территория – обо всем этом мы можем судить, только побывав непосредственно в прифронтовых городах.

День первый. Граница на замке. На въезд в ДНР - очередь

Грузовик со сладким подарком от саратовцев детям Новороссии выехал из Саратова 5 мая в шесть часов утра. На следующий день мы подъехали к пропускному пункту Матвеев Курган – Успенка.

На данный момент, это один из главных автомобильных и пешеходных пунктов пропуска в Донецкую Народную Республику. Каких-то полгода назад вся граница с ДНР выглядела, как изъеденный сыр. Это была слабо контролируемая полоса земли, преодолеть которую незаметно для пограничников могла хоть целая колонна контрабандистов, «беженцев» и незаконных наемников. Впрочем, местные жители не скрывали: они сами пользовались этими прорехами между странами, так было удобно.

Даже сейчас, намекали они, можно найти множество обходных троп, расположение которых знает любой местный. Силовые ведомства России и Новороссии с этими «дырками» успешно борются: в регионе значительно снизился поток контрабанды.

На границе нас ждала огромная очередь на въезд в Новороссию – в этот же день подоспело около десятка грузовиков с гуманитарным грузом от чеченского благотворительного фонда Ахмата Кадырова. К процессу проверки российские и новоросские пограничники подошли ответственно: грузовики начали проходить проверку с 8 утра, а закончилась она только к 15 часов дня. Проверяли довольно тщательно, чтобы убедиться: везем не оружие, не наемников, не наркотики, а действительно мороженое.

Нам на легковом автомобиле, в отличие от водителя грузовика, оказалось легче. Убедившись, что в салоне нет оружия, нас пропустили. Единственное, что на пункте пропуска меня спросили цель моей поездки в ДНР, а так же место назначения. Ответил, скрывать мне нечего: «Везем мороженое детям на праздник».

По наблюдениям, легковые автомобили пропускают быстро: в среднем до 20 машин в час. Едут все, кому не лень. С одинаковой частотой попадаются как ростовские госномера, так и украинские.

Быстрее всех через границу проходят, естественно, пешеходы. Проверка документов у них длится всего 10-15 минут по обеим сторонам. Этим пользуются жители, которые, закупаясь в России, несут продукты в Новороссию. По обеим сторонам дежурят таксисты, ожидающие таких вот пешеходов. Это главный источник доходов для обоих приграничных городов.

На стороне пропускного пункта ДНР дежурят бойцы местного ополчения. Абсолютно все ходят в форме и с автоматами. За проходящими смотрят пристально. В случае незначительных нарушений сразу же подбегают группой. Здесь попросили только паспорт и через минуту уже отпустили, даже спрашивать ничего не стали – доверяют российским пограничникам.

По теме

Пока наш грузовик с мороженым проходил досмотр, было время оглядеться. Именно на стороне ДНР видно, что совсем недавно, несколько месяцев назад, на этой точке проходили ожесточенные бои. Мы стояли рядом с ангаром, который был изрешечён пулями и осколками. Рядом с воротами стоит грузовик «Державна прикордонна служба України». Один бок у него разворочен снарядом. Рядом домик, разнесенный в щепки.

- На память, что здесь война, - объясняет мне один из новоросских пограничников.

Дорога в Донецк

Первое впечатление от ДНР – это дороги. Казалось бы, здесь идет война, постоянно летят снаряды, ан нет. Разрывов асфальта не наблюдается. До какого-то момента дорога вообще идеальна. Как только дорога стала хуже, один из нас произнес: «Добро пожаловать в Саратов», ибо очень похожее ощущение, когда едешь по нашим «направлениям». Как сообщил наш сопровождающий, в самом Донецке дороги отличные. Местная власть хорошо контролирует этот вопрос: уже через два часа после попадания на асфальт снаряда, там работают дорожные службы – латают дыру. В этом мы убедились позже.

Первое, что нас встретило – это то ли остановка, то ли блокпост, разрисованный в украинский флаг. Сверху намалевано «Слава Украине!», последнее перечеркнуто и добавлено: «ДНР». Тот тоже перечеркнут. Рядом надпись: «Ярош – это Гимлер!». Здесь отобразился, кажется, весь конфликт между украинцами и бывшими украинцами.

По сторонам дороги пролетают заброшенные кафешки, заправки и остановки. Много поваленных и сгоревших деревьев. Тем не менее, жизнь берет свое – природа этим летом на Донбассе расцвела всеми красками. Заправки обложены мешками с песком. По наблюдениям, только две из них работают.

Первый из блокпостов в ДНР нас встретил на въезде в город Макеевка. Раньше их было больше, но за ненадобностью убрали. Совсем молодые парни проверяют паспорта каждого пассажира и пропускают. Рядом стоят ужасно гордые своей работой 18-летние парни и 30-летние мужчины с уставшим взглядом. У каждого автомат, который находится в «небоевом» состоянии, – приклад отстегнут. Оно и понятно - с той стороны враг вряд подступит.

Проехали Макеевку быстро, но беглый взгляд успел зацепить разрушения в городе. Следы от артиллерии на последних этажах многоквартирного дома, поваленное снарядом дерево, битые стекла магазина – все это напоминает, куда мы приехали.

Донецк встречает нас вторым блокпостом. Он намного серьезней: ополченцев здесь намного больше, плюс охраняет бронетранспортёр. Здесь так же просматривают паспорта, заглядывают внутрь машины, после чего пропускают.

Донецк, который жив

Первое, что бросается в глаза в городе – это малое количество людей на улицах. Нет, конечно, прохожие на улицах есть, но слишком мало для города, который считался миллионером. Говорят, что в городе осталось максимум 300-400 тысяч человек из того миллиона.

Второе, что заметно: к 6 вечера все магазины закрыты. Работают только продуктовые, да гипермаркеты «Амстор». Продукты в магазине есть, но они не блещут разнообразием. Директор магазина Галина сетует, что к 9 мая продукты все раскупили, а так у них достаточно всего.

- Есть небольшой завоз из России, с сетевиками оттуда контракт уже подписали, но его сложно оформить, потому продукты в основном местного производства, - рассказала она и с гордостью показала работающую в магазине хлебопекарню и мешки с мукой. На мешках написано «Донецкий урожай».

К слухам о том, что гуманитарную помощь из России растаскивают коммерсанты, и в итоге продукты со складов попадают на прилавки магазинов Донецка директор «Амстора» отнеслась скептически, предложив посмотреть документы, откуда пришел товар. Меж тем слухи о распродажах гуманитарки все-таки имеют под собой основания: буквально в тот же день был арестован министр образования ДНР Игорь Костенок по подозрению в разворовывании гуманитарной помощи. По заверениям нашего сопровождающего, с такими фактами нещадно борются. Не щадят ни простого торговца, ни министра.

По теме

Цены на продукты для дончан высокие - хлеб стоит 4,5 грн (9 рублей), литр молока – 10 грн (20 рублей), крупа от 30 грн (60 рублей). Для среднего жителя Донецка – это высокие цены. Так, одна из жительниц призналась, что получает пенсию в размере 2400 грн, что на наши – 4800 рублей. И это еще считается хорошим достатком. Поэтому для жителей Донецка существуют социальные магазины, где цены на продукты значительно ниже. Например, хлеб стоит 2 грн (4 рубля).

- Не хватает морепродуктов. Их у нас почти и нет. Еще мало алкоголя, его во всем городе почти нет. Возможно, это даже к лучшему, - сообщила директор магазина.

Заметно, что в городе преобладают точки со стройматериалами, мебелью. Меж тем полностью закрылись магазины с товарами не первой необходимости – в прифронтовых условиях они оказались лишними.

Оплата в магазинах проводится как в гривнах, так и в рублях. Банковские карты не принимаются - все отделения банков закрыты, а банкоматы выключены. Снять деньги негде.

Общественный транспорт в городе работает исправно. Автобусы нестарые, такие же можно увидеть и в Саратове. Единственная древность – это трамваи, но что интересно: несмотря на постоянные разговоры о нехватке электричества, они работают. Стоимость проезда в общественном транспорте – 2 гривны, на наши – 4 рубля. Как отметил сопровождающий, транспорт работает до 17 часов, далее власть в городе берут таксисты.

Как говорилось ранее, удивила работа коммунальных служб. Латают, заделывают, красят все исправно. Город от этого выглядит лучше, чем некоторые мирные российские города.

Да и сами жители с любовью относятся к Донецку. Мусор исправно вывозится. На улице его почти нет. Город действительно чистый. Возможно, причиной тому то, что население намного сократилось, а у оставшихся снизился уровень потребления, но, быть может, забота о городе пересилила страх перед войной.

Билборды в городе почти все пусты. Если есть новое, то по большей части социальная реклама. «11 мая – День ДНР», «Не пей, не кури - люби себя» - звучат слоганы этих реклам. Множество плакатов из «украинского прошлого Донецка» - объявления концертов годичной давности, призывы идти на референдум 2 ноября.

Как живут дончане

В доме, где нас поселили, были и электричество, и газ, и горячая вода. Говорят, цены на эти «удовольствия» взлетели, но выплачивают жители Донецка исправно. А ведь за «простой» выплаты их не наказывают.

По телевизору показывают российское ТВ. Есть и собственные каналы, где крутят, в основном, патриотические сюжеты. Так, на канале «Новороссия» показывали советский фильм о войне. На «Оплот-ТВ» - документальный фильм о референдуме в Новороссии. У этих каналов есть и новостные программы, и аналитические шоу. Есть спортивные новости и детские телешоу. Работает все в штатном режиме. Единственное, что отличает от российских каналов – внизу бежит строчка, предупреждающая о возможном обстреле.

Радио также транслирует «российские каналы», но есть и украинские. Так, при въезде мы поймали киевское радио. Первой песней, которую мы услышали в Донецке, стала песня Линды «Мало огня».

Ночью уличное освещение – только на центральных улицах. Остальные районы охвачены темнотой. Она навивает жути: сначала они кажутся незаметными, а затем ухо цепляет раскат грома. Смотря на чистое звездное небо понимаешь – это дело рук не природной стихии.

Обстрелы, несмотря на провозглашенные «Мирные соглашения» в Минске, действительно продолжаются. В разных районах города встречаются дома с выбитыми стеклами. На зданиях везде пишут направление к ближайшему убежищу, где можно пережить обстрелы.

По словам местных жителей, не бывало ни одного «тихого» дня. С непривычки страшно. Но постепенно привыкаешь и к этому. Так же привыкаешь, как к сообщениям о гибели очередного жителя, попавшего под обстрел. Наш сопровождающий будничным голосом сообщает: «Там, у моста, прилетел снаряд – убило женщину. Здесь недавно осколком насмерть ранило мужчину».

Но особенно жутко звучат слова директора школы-интерната, куда мы привозили мороженое. По ее словам, снаряд прилетел прямиком в спортивный зал. Выбило стекла. Рядом со школой разворотило снарядом детский сад. По счастливому обстоятельству, детей не оказалось ни там, ни там. Но почему-то от этого «счастья» легче не становится.

Примечательно, что людей в камуфляже в городе совсем немного. Редко-редко, где по улице идет человек в обмундировании или хотя бы военной форме. За два дня было замечено только три патруля: двое в форме милицейских и двое в военной форме. Обращает на себя внимание то, что милицейские машины сплошь иномарки. По сторонам надпись «МВД ДНР» на фоне донецкого флага.

Сам город увешан призывами записаться в ополчение. Много плакатов от лимоновской «Новой России», которая так же призывает вступить в их армию. В офисе сидят-скучают двое парней и молодая девушка, очереди в их ополчение не наблюдается.

Военная техника в городе попалась на глаза только раз, и то на въезде в город. Пролетели две БМП. Иногда небольшими колоннами проезжают грузовые «Уралы». Вот и вся армейская техника. В республике есть УБОП и свой СОБР. Преступность в городе, естественно, снизилась, но все равно есть. В основном ловят диверсантов, которых в последнее время в Донецке стало намного больше.

Меж двух мнений

Рядом с блокпостом на выезде из Донецка стоит дом с неприличной надписью о России и пресловутое «Слава Украине!». Рядом: «Спасибо ополченцам», «Слава ДНР!» и «Новороссия и Россия - братья!», а так же хулительные слова об украинской власти. Неизвестно, кто их пишут: ополченцы или мирные жители, но это преобладание «пророссийских» надписей уже говорит о многом. Что интересно, мной не встречено ни одной надписи пожеланий смерти «укропам» и оскорблений в адрес украинцев.

- Выходит, есть люди, которые до сих пор поддерживают Украину? Здесь вот надписи такие есть, - позже спросил я жителя Донецка Антона.

- Ну и что, что есть. Разве до них сейчас время есть? Никто ж не говорит, что тут абсолютно все против Украины. Есть, конечно, процентов 10-15, наверное. Никто не против их взглядов. Главное, чтобы согласно закону высказывались, а не с оружием против своих же, - ответил мне житель. Он сам признался, что не может осуждать Украину или Россию, так как не понимает в политике решительно ничего. Но главной его мечтой сейчас является мир в Донецке.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 19.05.2015 12:33
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх