// // Издательство «Слово» ждет переквалификация

Издательство «Слово» ждет переквалификация

811

«Слово», брошенное в рынок

В разделе

Издательство «Слово» неожиданно вновь оказалось в центре внимания журналистов, общественников, политиков. Нет, на этот раз оно не воюет с редакциями газет, чьи публикации не совпадают с позицией владельцев издательства. И гендиректор больше не подозревается в уклонении от уплаты налогов. И не продают его больше за копейки – все это уже было и быльем поросло. Теперь издательство закрывается.

Здание может быть и не снесут, но точно откроют там что-то, не связанное с полиграфией. Например, «Липки-Молл», или «Липки-хостел». Хотя уже не суть важно, будет там офисный центр или ночлежка – издательства не будет. Дополнительным скандальным нюансом является то, что владельцем издательства является небезызвестный Аркадий Евстафьев, еще год назад красочно обещавший развивать издательский профиль приобретаемого предприятия.

История со «Словом»

Издательство «Слово» появилось в Саратове в 1932 году, выпускало газету «Коммунист», другую партийную и общественную прессу. В середине 60-х годов прошлого века было построено шестиэтажное здание типографии, чуть позже – 11-этажный «Дом печати». Тесное соседство редакций газет с типографиями было очень удобно всем. Уже в советское время, когда издательство и комплекс зданий все еще были в государственной собственности, в нем арендовали площади многие федеральные и местные печатные СМИ. Фигурировало издательство в политических скандалах: редакции изданий, чья общественно-политическая позиция не совпадала с государственной, могли получить от типографии «черную метку» якобы за долги, или за нарушение правил эксплуатации. Если до 1996 года в административной одиннадцатиэтажке были только арендаторы редакционно-издательского профиля, то во времена губернаторства Дмитрия Аяцкова там стали появляться и прочие странные субъекты. Например, фонды, общественные академии наук, или региональное представительство «Центра управления страной». Без лишней огласки помещения предоставлялись в пользование одиозным деятелям или организациям, чья деятельность была на тот момент нужна региональной или городской власти.

Но это были скандалы для узкого круга, общественность о них часто не знала.

К 2004 году федеральное государственное унитарное предприятие «Издательство «Слово» вошло в перечень приватизируемых предприятий. Новые собственники помещений избавлялись от редакций легко – просто повышая арендную плату. Редакции федеральных изданий держались до последнего, но в итоге покинули здание и они. Тем более, что к тому времени качество обслуживания в типографии «Слова» упало, а уровень услуг других типографий выросли.

С высоты прошедших лет, конечно, легко гадать «что было бы, если бы». Федеральный центр мог бы передать издательство в результате некоторых усилий областному правительству, и печать тех же районок продолжалась бы, и это стало бы существенной их поддержкой, более стабильной и ощутимой, чем гранты. Но в 2004 году губернаторское кресло шаталось, на Московской, 72 появлялись фигуры одна одиознее другой – до издательства ли было власти?

К 2007 году начались разговоры о банкротстве «Слова». В какой-то момент долг газет за полиграфические услуги превысил 2 млн. рублей, что грозило издательству полной остановкой производства. Но подоспели выборы в Госдуму и «Слово» как-то выкрутилось. Вообще хроническая работа в долг для издательств явление нередкое, но в данном случае спастись можно было только наращивая объем услуг. Но как его наращивать, если в 2006 году в помещении одного из основных типографских цехов был открыт кинотеатр "Иллюминатор" – маленький, на 130 мест, и с дорогими билетами?

По теме

Свежи воспоминания о скандале 2010 года, когда часть бывших производственных и административных площадей компании два года назад выбыла из госсобственности, и, что характерно, по цене существенно ниже рыночной. «Издательство «Слово» избивалось сразу от 4585 кв. м своих нежилых площадей в самом центре города в престижном районе за 13 с лишним миллионов рублей, или по цене 2900 рублей за 1 кв. м., что существенно ниже среднерыночной цены. Вместе с недвижимым имуществом был передан и прилегающий земельный участок 2743 кв. м. - 10170 рублей за квадратный метр.

Все это говорит о том, что уже тогда ни о каком расширении издательского профиля не думали, а должностные лица, которые вроде бы обязаны были контролировать развитие редакционно-издательского рынка региона, не выполняли своих должностных обязательств. Более того, в голову приходили аналогии с судьбой комплекса «Полиграфия Поволжья». Тот тоже был приватизирован во время губернаторства Ипатова в аккурат после дорогостоящей модернизации за бюджетные средства и за явно нерыночные деньги, причем бывшие сотрудники правительства, которые контролировали приватизацию, перешли туда работать. Мало того, новый владелец поддерживал на тот момент одну из оппозиционных партий, таким образом, назовем вещи своими именами, чиновники в те далекие годы спокойно отдали медийный ресурс политическим оппонентам власти. Однако стоит отметить, что новый владелец не стал губить производство и развивает его. А вот для чего разрушали «Слово», не обращая внимание на продажу площадей за бесценок – страшно предположить.

В 2014 году издательство за четверть миллиарда рублей приобрел олигарх Аркадий Евстафьев. Ни должностные лица, которые должны были заинтересоваться странными обстоятельствами конкурса, ни творческая или иная общественность не придали изначально этому факту значения. Некоторые даже публично заявляли, что верят обещаниям развивать издательский комплекс.К чему в итоге пришли? Как уже писали СМИ, с апреля издательство прекращает выпускать газеты, сокращает сотрудников. И только сейчас проявила беспокойство общественность.

Между строк и слов

В поддержку издательства выступили известные саратовцы, министерство информации и печати региона. Депутат облдумы Алексей Мазепов написал письмо руководителю Роскомимущества, в котором просит уточнить, ставилась ли при продаже задача сохранить профиль предприятия. На минувшей неделе начался сбор подписей под обращением в Генеральную прокуратуру РФ с просьбой проверки правомерности покупки акций ОАО «Издательство «Слово». Вступили в диалог и представители «Слова», но выкладки их были экономическими, а там как ни крути, выходило, что все уходит в убытки. Дескать, и пластины-то для печати мы за валюту вынуждены покупать, и электроэнергия дорожает, и людям зарплату надо больше платить. Предложили районкам вариант, который те сочли издевательством. Директор издательства Виталий Григорьев предложил районным изданиям пользоваться услугами издательства по социальным ценам. Оказывается, «Слово» может не все оборудование в металлолом сдать, или оформить как металлолом, а передать частным типографиям, как это было в эпоху лихой приватизации в эпоху Чубайса и его помощника Евстафьева. «Слово» может один станок для районок оставить, и где-нибудь в уголке подвальчика печатать районки.

Директор саратовского цирка Иван Кузьмин к объяснениям по поводу причин возможной самоликвидации отнесся крайне негативно: «районные газеты никогда и не были выгодны, однако это важнейший социальный проект. Как им потом существовать? Поступают предложения, что их можно распространять через интернет. Но я убежден, что это исключено, ведь большая часть их аудитории — это сельские жители среднего и старшего возраста, которые интернетом не пользуются». И сослался на собственный опыт: «Саратовский цирк, например, ни одной копейки последние годы не получает дотаций из бюджета, и при этом регулярно проводит благотворительные представления. Любое предприятие может нести социальные расходы за счет привлечения других источников дохода. Думаю, что если бы «Слово» проявило социальную ответственность, увеличило тираж печатаемых газет, привлекло бы еще дополнительно десяток изданий с нынешних семи, то и прибыль издательства стала бы больше из-за уменьшения себестоимости продукции».

По теме

Но вот вопрос: а оно Евстафьеву надо? Для того ли он вообще покупал недвижимость в центре города? Для того ли ему помогали ответственные лица?

Предположениями на этот счет поделился член Общественной палаты Саратовской области, сторонник партии «Единая Россия» Дмитрий Чернышевский. Он напомнил, что сама сделка по продаже акций предприятия прошла буквально за одну минуту. «Целый типографический комплекс, расположенный в центре города был продан по бросовой – начальной цене. Государство могло получить в бюджет гораздо большие деньги.

Поэтому, когда Евстафьев говорит про поступления в бюджет, он лукавит». Общественника также удивило, почему среди несогласных с ликвидацией «Слова» нет некоторых областных министров, «например, почему молчит и бездействует министр промышленной политики Сергей Лисовский, говоривший на расширенном заседании правительства области о создании полиграфического кластера региональной промышленности». Не понимает Дмитрий Чернышевский позицию министра строительства и ЖКХ Дмитрия Тепина, который пролоббировал признание евстафьевского ОАО «ЖБК-1» предприятием регионального значения, а также откровенно лояльную позицию Владимира Пожарова относительно деятельности в регионе такого олигарха как Аркадий Евстафьев. По мнению Чернышевского, министры уже согласились с ликвидацией издательства «Слово» как полиграфического предприятия, и останавливать этот процесс они не собираются. К слову, Сергей Лисовский недавно в беседе с журналистами отметил, что в области и без издательства «Слово» есть достаточно предприятий, для того, чтобы сохранить позиции на рынке полиграфии, причем не только в Саратовской области, но и на рынках России и Казахстана. Другими словами, он не против размещения заказов саратовских редакций в типографиях Пензы? Куда, как ни странно, прорвался с «Саравиа» все тот же Евстафьев.

Однако попытки воззвать к социальной ответственности Евстафьева выглядят наивными. Не было этой ответственности ни во времена варварской приватизации 90-х и историй с коробкой из-под ксерокса, ни позже – во времена «Мосэнерго», не будет ее и сейчас.

Что будет с газетами? Они если не закроются, то будут вынуждены изыскивать средства на оплату растущих услуг в других типографиях, в том числе, как уже говорилось, в пензенских. То есть саратовские бедные муниципалитеты будут кормить пензенский бюджет.

Что будет со «Словом», несложно догадаться, узнав из материала, который раскопали коллеги в газете «Взгляд». Оказывается, Аркадий Евстафьев, политик и бизнесмен, доверенное лицо Михаила Прохорова в Саратовской области, гендиректор инвестиционного холдинга "Энергетический союз", ключевой акционер банка "Агророс" и завода "Тольяттинский трансформатор", приобрел в часе езды от Флоренции виллу XVIII века, принадлежавшую итальянскому семейству Феррини дель Фратте. Поместье с угодьями в пятьсот гектаров отдал дочке Лене, выпускнице английской школы, Эдинбургского университета и курсов Sotheby’s в Лондоне, и ее мужу – французскому музыканту из группы Outlines Жерому Адэ: "Придумайте, что делать с виллой". Они и придумали превратить виллу в «коммуну художников».

Вполне возможно, что и судьба имущественного комплекса «Слова» тоже будет отдана в руки дочки или кого-то из родственников или бизнес-партнеров. Не случайно же заговорили о такой экзотической вещи, как хостел – чисто европейское название ночлежки по 6 кроватей на комнату. Только вот будет она размещаться в самом центре города у старинного парка Липки, где любят отдыхать горожане.

С этой позиции выглядят смешными слова поддерживающих Евстафьева журналистов, общественников и чиновников о том, как он поднимает покупаемые предприятия из руин. Методы с 90-х ничем не изменились. Зачем вкладываться в малорентабельное по его меркам предприятие, когда его можно развалить, а помещения можно просто сдавать в аренду? Таким образом Саратовская область уже потеряла большое число заводов. Вот, значит, в чем заключается промышленная дипломатия? И кому она, кроме самого Евстафьева нужна? Региону точно во вред.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 25.03.2015 17:08
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх