// // Против эксперта, делавшего оценку активов «ТОРЭКСа», возбудили уголовное дело

Против эксперта, делавшего оценку активов «ТОРЭКСа», возбудили уголовное дело

2303

Наручники для оценщика: рейдеры идут ва-банк?

В разделе

В начале мая стало известно о новых шагах, которые, складывается впечатление, предприняли представители вдовы бывшего соучредителя компании «ТОРЭКС» Салавата Мухитдинова в борьбе за внушительную долю активов компании.

Старший следователь ОВД СЧ ГСУ ГУ МВД России по Саратовской области Елена Воробьева обвинила в предвзятости эксперта, на основе заключения которого Двенадцатый арбитражный апелляционный суд недавно вынес решение в пользу учредителей компании «ТОРЭКС» и санкционировала обыск офиса компании оценщика.

В подробностях данной ситуации разбирался корреспондент «Версии».

Утром 11 мая на пороге офиса компании «СУДЭКС» в Саратове появились крепкие молодые люди, представившиеся оперативниками ГУ МВД России по Саратовской области. Визитеры предъявили растерянным офисным работникам постановление о возбуждении уголовного дела и приступили к обыску помещения. В документе шла речь о том, что эксперт компании Игорь Балакин подозревается в преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 307 УК РФ «Заведомо ложные показания свидетеля, потерпевшего либо заключение или показание эксперта, показание специалиста, а равно заведомо неправильный перевод в суде либо при производстве предварительного расследования». Правоохранители изъяли из офиса ноутбук и два жестких диска с информацией.

Случившееся стало шоком для всего экспертного сообщества региона. По сути, была предпринята попытка создать для области прецедент, бросающий тень на институт независимой судебной экспертизы. Практически сразу же руководитель учреждения Сергей Поспелов составил несколько жалоб на неправомерные действия следователей в различные инстанции. 15 мая эксперт Игорь Балакин отправил жалобу на имя прокурора Саратовской области Сергея Филипенко с просьбой провести прокурорскую проверку на предмет законности и обоснованности возбуждения данного уголовного дела и принять меры прокурорского реагирования. В тот же день первый заместитель прокурора области Иосиф Минаев постановил отменить уголовное расследование в отношении Балакина, так как «нет достаточных данных, указывающих на признаки преступления» и, следовательно, «постановление о возбуждении уголовного дела является незаконным и необоснованным».

Получив данный документ, следователь Воробьева пригласила руководителя учреждения, в котором ранее прошел обыск, чтобы тот забрал изъятое. Однако, как только представитель фирмы зашел в кабинет, туда опять нагрянули опера и заново изъяли эти предметы, но уже под предлогом доследственной проверки! В итоге работа учреждения вот уже почти две недели парализована. А ведь от работы специалистов фирмы зависит еще множество экспертиз по другим арбитражным судебным делам.

Соображениями о том, почему следователи пошли на такой правовой беспредел и какие цели они могли преследовать, «Версии» рассказал Игорь Балакин.

- В постановлении указано, что я, будучи предупрежденным об уголовной ответственности, якобы из личной заинтересованности подготовил заведомо ложное заключение судебной оценочной экспертизы активов ООО «ТОРЭКС». В Арбитражном суде было проведено пять судебных экспертиз, однако мое заключение суд признал обоснованным и положил его в основу вынесенного решения, которое вступило в законную силу, - пояснил он. - Только суд вправе принимать решение о допустимости доказательств на основе закона. Обвинения в мой адрес в личной заинтересованности являются клеветой. Я считаю, что данное уголовное дело инициировано проигравшей стороной с целью решения своих финансовых вопросов.

По теме

По словам Балакина, от сотрудничества со следователем Воробьевой он отказался. В свою очередь он обратился в СУ СК по региону с просьбой расследовать неправомерные действия следователя.

В ходе личной беседы эксперт рассказал, что в основе обвинения в преступлении, которое инициировала следователь Воробьева, лежит заявление некого юриста Володичева, представителя Тамары Мухитдиновой, вдовы бывшего соучредителя «ТОРЭКСа», а также две рецензии на заключение эксперта от представителя ООО «Региональный центр экспертизы и оценки» Николая Власова и эксперта ООО «Бриз» Инны Поповой. Также прилагаются объяснения еще одной представительницы Мухитдиновой - Ольги Харзовой. Все копии документов имеются в редакции «Версии».

К слову, эти люди (кроме Николая Власова) - давние участники противостояния с ООО «ТОРЭКС». На их счету выигранный Арбитражный суд первой инстанции. Тогда экспертом Ниной Поповой также была проведена экспертиза активов компании «ТОРЭКС», которая повергла учредителей предприятия в шок. К примеру, жительница соседнего региона определила стоимость корпусов завода, возведенных из бывших в употреблении стройматериалов, по цене элитной недвижимости в центре города, а двадцатилетних компьютеров - по цене высокопроизводительных современных лэптопов. В результате компенсация, положенная наследникам бывшего соучредителя «ТОРЭКСа» Салавата Мухитдинова, выросла с первоначальной суммы в 660 миллионов рублей (которую потребовал Мухитдинов в 2015 году за выход из бизнеса) почти до 1 млрд 180 миллионов рублей (мы писали о ситуации более подробно).

Однако юристы «ТОРЭКСа» продолжили борьбу, и им удалось доказать в Двенадцатом арбитражном суде, что выводы эксперта Поповой несостоятельны. Именно тогда была назначена еще одна экспертиза, которую провел саратовский эксперт Игорь Балакин.

Выводы, к которым пришел специалист, однозначны: доля, на которую могут претендовать наследники Салавата Мухитдинова, это сумма немногим больше 400 миллионов рублей (или еще меньше, так как размер доли - предмет еще одного уголовного разбирательства в отношении бывшего соучредителя, который мог подделать учредительные документы «ТОРЭКСа», чтобы претендовать на 30% активов вместо изначальных 9%).

Не нужно обладать обширными знаниями юриспруденции, чтобы суметь предположить: наезд на эксперта Балакина - отчаянная попытка повлиять на решение суда, вступившего в законную силу. Шутка ли, срывается куш в размере почти 800 миллионов рублей.

Подведем итог. В компании «ТОРЭКС» не без оснований считают, что с 2016 года к попытке распилить завод подключилась своего рода группировка, в которую входят юристы Харзова, Ульянов и Мирошин. Эти люди, по мнению основателя предприятия Игоря Седова, имеют большие связи в правоохранительных органах региона и могут использовать их. Иначе сложно логически объяснить как оценку претензий семьи Мухитдиновых на активы «ТОРЭКСа», так и объективность проводимого расследования. На кону большие деньги, которые способны вскружить голову многим.

Вероятно, эта группировка связана и с пензенской фирмой «Бриз», которая была назначена судом первой инстанции для оценки активов компании.

По словам Игоря Седова, эти люди сначала уговорами, а затем и угрозами пытались добиться от учредителей «ТОРЭКСа» выплаты крупных сумм денег за приемлемый исход суда, а уже затем, когда суд первой инстанции полностью удовлетворил требования истца, пытались выбить из них эти гигантские суммы.

Кстати, в день, когда оглашалось решение суда, на юриста «ТОРЭКСа» Емелина буквально с кулаками набросился сын Салавата Мухитдинова, Руслан, и нанес ему несколько ударов, сопровождая их нецензурной бранью.

Теперь ясно, в своих притязаниях сторона, противостоящая «ТОРЭКСу», не готова останавливаться ни перед чем.

«Версия» продолжит следить за развитием событий.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 28.05.2018 16:41
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Наверх