// // Из саратовских аптек стали исчезать дешевые лекарства

Из саратовских аптек стали исчезать дешевые лекарства

1574

Хронический обман

В разделе

Кроме подорожания лекарств саратовцы в последнее время столкнулись с другой проблемой – необъяснимое исчезновение из продажи лекарств, причем из недорого ценового сегмента. Мы попытались разобраться, что за этим стоит – сговор аптечных сетей или возникшие трудности у производителей дешевых таблеток.

Копеечные таблетки за десятки рублей

После посещения нескольких аптек в городе сложилось впечатление, что из дешевых медикаментов осталась только зеленка да йод. Так, средняя цена активированного угля за минувший год выросла с 6,59 до 11,23 рубля, или на 70,4% за упаковку. Российские таблетки от кашля, амброксол, подорожали с 5,25 до 15 рублей. Андипал, выписываемый при мигрени, поставил рекорд: в прошлом году аптеки области закупали его в Москве по 4 рубля, теперь — минимум 120. Антибактериальная мазь «Левомеколь» скакнул в цене с 30 до 100 рублей. Некоторые фармацевты сразу советуют не брать «неэффективный отечественный препарат», предлагают дорогущую импортную присыпку за 400 рублей.

Пожилые люди, основные потребители недорогих медикаментов, шокированы изменившимися ценниками:

- Стрептоцидовая мазь всегда была в моей аптечке, стоила копейки, любую рану ей обрабатывала, эффект наступал быстро, - сетует пенсионерка Александра Свинарева. – Обошла рядом с домом все аптеки – мазь пропала. Вместо неё фармацевт посоветовал приобрести линимент, стоит почти в четыре раза дороже.

Согласно данным официальной статистики, цены на препараты из утвержденного властями списка жизненно необходимых выросли на 7,2% в 2015 году. Дорожают быстрее всего не импортные, а российские лекарства. Только за январь-март препараты стоимостью до 50 рублей в среднем выросли в стоимости на 16,9%, соответственно от 50 до 500 рублей — на 11%, а выше 500 рублей - на 8,7%.

Зимой по аптечным сетям прокатилась волна прокурорских проверок, контроль над ценами пытался взять и Саратовский территориальный орган федеральной службы Росздравнадзора. Однако надзорные ведомства интересуются, в первую очередь, стоимостью препаратов, входящих в список жизненно важных. По закону, стоимость этих препаратов не должна превышать сумму отпускной цены, установленной производителем, плюс размер оптовой или розничной надбавки. Жалобы граждан на дороговизну лекарств, не входящих в перечень ЖНВЛ, остаются без ответа: государство цены на них не регулирует, предельные отпускные цены и розничную наценку не устанавливает и не ограничивает.

Дешевые препараты, большая часть которых не входит в список ЖНВЛ, но есть в аптечке у каждой семьи, просто перешли в более высокую ценовую категорию. Если цены на лекарства из списка ЖНВЛ еще удается худо-бедно удерживать, все остальное порой дорожает в десятки раз. И в этом случае производители и продавцы не могут все списать на кризис. Если курс доллара и евро подскочили в 2 раза, то и таблетки, если они изготовленные на основе импортных субстанций, должны подорожать на 25%. На деле пациенты видят рост на 100 и более процентов.

- Скорее всего, в причине с перебоями поставок ряда препаратов нет никакого сговора фармкомпаний либо аптек, - поясняет Сергей Утц, заместитель председателя Общественной палаты Саратовской области, - Есть определенные трудности как с сырьем, так и с уровнем рентабельности для предприятий-производителей. Очень надеюсь, что министерство здравоохранения России уже озаботилось этой ситуацией и в возможно короткие сроки производство будет восстановлено. Общественная палата области уже направила соответствующие обращения в Москву. Пациентам необходимо обратиться к лечащему врачу, который подберет иную схему лечения. Что касается регламентации оптовых и розничных надбавок в отношении жизненно важных и необходимых лекарственных препаратов, то они введены давно. Нужно просто осуществлять контроль на всех этапах - от производителя до пациента. Для этого в России существует несколько надзорных ведомств.

По теме

«Либо еда, либо лекарства»

Самые прозорливые больные, предвидя чехарду с таблетками, затоварились еще зимой.

- Мой отец оказался парализованным после инсульта, когда цены на препараты пошли в рост, мы сделали небольшой запас хотя бы на первое время, - рассказывает Ольга Петрова, жительница Саратова. - Расходы на таблетки в семейном бюджете составляют около 5500 рублей в месяц, плюс памперсы и расходы на сиделку. Частично траты покрывает пенсия отца. В этом году мне урезали зарплату, муж и вовсе стал безработным. Скоро, пожалуй, придется выбирать между едой и лекарствами.

Многие больные сегодня находятся в затруднительном положении. Препарат, назначенный лечащим врачом, в аптеках пропал, а аналогов нет или заменитель стоит в разы дороже. Несколько лет назад у Михаила Мохина медики диагностировали серьезное заболевание желудочно-кишечного тракта. Мужчина постоянно должен принимать импортный препарат сульфосалазин, антибиотик местного действия. Со слов саратовца, перебои с поставками начались еще в январе, а в апреле таблетки вообще исчезли из аптек. Их даже невозможно заказать с одного из оптовых складов.

- Данный препарат – основа терапии при моем диагнозе, его также используют гастроэнтерологи в стационарах при обострении недуга, - говорит Михаил Мохин. – До последнего времени его можно было купить в любой аптеке, поэтому я никогда не покупал таблетки впрок. Отечественные заменители сульфосалазина не такие эффективные. А препараты точно такого же действия, изготовленные в Европе, стоит от 1500 рублей за упаковку. В месяц их нужно несколько, в итоге получается неподъемная сумма.

К слову, товарищами по несчастью Михаила стали «сердечники», которым врачи прописали нитросорбид. Кстати, он входит в список ЖНВЛ. Однако его уже в течение месяца невозможно приобрести в аптеках. За комментариями мы обратились в территориальный орган по Саратовской области федеральный службы Росздравнадзора.

- Препарат «Нитросорбид» выпускается в Самарской области, из-за того, что не было поставок субстанции, на основе которой делают лекарство, производство в апреле медикамента прекратилось, - говорит Людмила Тюменцева, начальник отдела мониторинга и контроля обращения лекарственных средств и изделий медицинского назначения. – В ближайшее время производитель пообещал возобновить выпуск препарата. Что касается сульфосалазина, то его поставки начнутся в конце мая. По какой причине они приостановились в России, в московском представительстве фирмы-производителя нам не пояснили.

Кроме того, в надзорном ведомстве нам сказали, что фармкомпании не предупреждают федеральную службу о перерегистрации препаратов, их снятии с производства или заменой другим аналогом.

В истории с исчезновением лекарств непонятно, почему не бьют тревогу врачи. Ведь вместо оригинальных препаратов им приходится подбирать пациентам дженерики, которые малоэффективны и имеют больше побочных действий. Следовательно, качество лечения ухудшается.

Сотрудники различных контролирующих органов наведываются в аптеки с проверкой ценников, но коренным образом ситуацию с ценообразованием это не изменит.

Пока же дешевые лекарственные препараты вымываются из ассортимента аптек. Это происходит благодаря тому, что производители сократили объемы реализации нерентабельной дешевой продукции, а оптовые и розничные продавцы в условиях ограниченных надбавок, выраженных в процентах, заинтересованы в работе с наиболее дорогими препаратами.

Цены на лекарства, входящие в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов регулируются государством. Эти цены часто не позволяют сделать производство выгодным. И тогда фармацевтический бизнес решил «отбить» деньги другим путем.

Недополученная прибыль от работы с лекарствами из списка ЖНВЛ получается с препаратов, не входящих в данный перечень. И таких медикаментов становится год от года больше. Появились неоправданные новые лекарственные формы, дозировки, упаковки. Так владельцы фармкомпаний пытаются обойти закон и повысить цены. Существует два метода способа взвинтить цены на препараты ЖНВЛ после их регистрации. Это временный уход препарата с рынка и последующая регистрация по завышенной стоимости. А также регистрация цены на измененную упаковку и дозировку лекарства. Так что при любом экономическим раскладе в стране и производители таблеток, и их продавцы в накладе не останутся.

Между тем у населения отсутствует доступ к информации о взаимозаменяемых лекарствах. Ведь стоимость препаратов с одним главным действующим веществом, но с разными коммерческими названиями могут различаться в десятки раз, и далеко не все покупатели знают о возможности приобрести более дешевое средство. А в аптеках, естественно, всегда предлагают что подороже. В итоге получается «хронический обман» пациентов.

И здесь государство может повлиять на фармацевтов. Недавно федеральная антимонопольная служба обратилась в минздрав с предложением ввести новое требование для аптечных сетей о так называемом первом предложении покупателям наиболее дешевого взаимозаменяемого лекарственного препарата. Если пациент спрашивает что-то конкретное, то нужно их информировать «о наличии аналогов приобретаемых лекарственных препаратов и их ценах».

Общественники считают данную идею хорошей, но труднореализуемой.

- К каждому провизору контролера не поставишь, - считает Александр Саверский, президент Лиги защитников пациентов, - Можно оштрафовать аптеку за непредоставление информации о дешевых препаратах, но через минуту ее провизоры будут вести себя так же, как и раньше. И через неделю аптека отработает деньги, которые ушли на оплату штрафа.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 29.05.2015 15:55
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх